В Пензе представили мировой опыт решения проблем безнадзорных животных

26/05/2016, Пенза-Пресс

sobaka2__300pxНа научно-практической конференции в Пензе представили российский и зарубежный опыт решения проблем безнадзорных животных.

Сразу несколько выступлений на научно-практической конференции «Проблемы безнадзорных животных: от теории к практике» были посвящены тому, как вопросы отлова и содержания бездомных собак и кошек решаются в России и за рубежом.

Юрист, президент общероссийского благотворительного фонда помощи животным «Большие сердца» Анастасия Комагина отметила, что в России зоозащитники разобщены — они зачастую не умеют общаться с властью и идти на компромисс.
«Мы общались с международными зоозащитными организациями и спрашивали: почему вы не приходите в Россию, не работаете здесь? Нам отвечали: пока подавляющая масса зоозащитников не поумнеет, мы сюда не придем. В противном случае — это просто потраченное время», — отметила Анастасия Комагина.

В качестве примера она привела случай, произошедший в Сочи накануне проведения Олимпиады. К мэру города обратились активисты и попросили о встрече, чтобы обсудить проблемы безнадзорных животных.

«Мэр сказал: хорошо, приходите. Пришли представители двух зоозащитных организаций и, что вы думаете, — на этом приеме они подрались. И эта репутация проецируется в целом на все сообщество», — рассказала Анастасия Комагина.

Отсюда проистекает неумение анализировать опыт и учиться на ошибках. Именно на отрицательных примерах спикер остановилась подробнее, представив обзор ситуации по городам, «где хотели как лучше, а получилось как всегда» в плане решения проблемы безнадзорных животных.

«Киров — довольно типичный пример, когда продекларировали гуманный ОСВ (отлов-стерилизация-возврат — прим. ред.). По факту продолжает применяться«аделиновый» отстрел. Сумма выделенных средств и расчет на одну голову по собакам говорят в эту пользу. При этом, что еще хуже, часть животных умерщвляется совершенно непонятными средствами, довольно жестокими […] Зоозащитники должны видеть, что в реальности стоит за продекларированными намерениями», — отметила Анастасия Комагина.

В числе других отрицательных примеров она назвала Чебоксары, где зоозащитники и власти пришли к компромиссу, был построен пункт передержки, курируемый общественниками, однако бюджетных денег на его работу не было выделено.

«Санкт-Петербург — общественность протолкнула ОСВ. Однако город превратился в столицу догхантеров. Тот же основатель сайта догхантеров оттуда, массовые потравы идут. А управление ветеринарии рапортует об успехах ОСВ. Совершенно игнорируется информация о том, что травят собак, в том числе и домашних, потому что яд не выбирает.

Нижний Новгород — был неудачный эксперимент с введением программы ОСВ для бездомных собак в начале 2000-х годов. Потом эксперимент был прекращен экстренно созданной противоэпидемической комиссией. Сейчас ситуация пошла на второй круг: в 2014—2015 годах местные зоозащитники добились реинкарнации ОСВ. После этого резко активизировались догхантеры», — добавила Анастасия Комагина.

В Перми и Гусь-Хрустальном зоозащитники выступали против отлова и эвтаназии животных. Были созданы муниципальные приюты, однако и там численность животных не регулировалась.

«В результате в Перми муниципальный приют превратился в концлагерь, потому что зоозащитники были против эвтаназии больных и даже агрессивных животных. После этого, в рамках отлова, животных стали уничтожать на месте. Понимали, наверное,что нести в приют — это еще более жестоко», — рассказала Анастасия Комагина.

В пунктах передержки в Якутске и Иркутской области за собаками практически не следили. Не были проработаны вопросы бюджетной поддержки, вопросы пристраивания животных. Дошло до того, что в якутском приюте общественники обнаружили обглоданный кусок собачьего позвоночника, что позволило им предположить, что трупы собак, умерших естественной смертью, использовали в качестве корма, отметила эксперт.

Анализ мирового опыта регулирования численности бездомных собак представил на конференции Владимир Рыбалко — единственный в России ученый-биолог,специализирующийся на проблеме безнадзорных животных. Все страны он разделил на две группы — с европейским и азиатским стилем содержания собак.

В Европе, Северной Америке и многих странах Латинской Америки у подавляющего большинства собак есть хозяева. Безнадзорность животных там не является нормой,а те, кто выбрасывает питомцев на улицу, преследуются по закону.
Проблему бездомных собак в этих странах решают с помощью безвозвратного отлова и системы приютов. По мнению Владимира Рыбалко, это самый эффективный метод контроля безнадзорной популяции животных. В приютах собак содержат до передачи новых владельцам. Если животное не востребовано, его усыпляют. Подобная практика распространена в США, однако есть страны, где необходимость в эвтаназии животных минимальна — это Германия и Великобритания. Метод ОСВ во многих европейских и американских странах практикуется, как правило, только в отношении кошек.

В странах Центральной, Южной и Юго-Восточной Азии, Африки большинство собак не имеет хозяев. Владение собакой здесь нередко представляет индивидуальное или коллективное опекунство, которое заключается в кормлении животных, но не в контроле за их перемещением. Собаки свободно размножаются и становятся переносчиками заболеваний, прежде всего бешенства. Численность безнадзорных собак в этих странах регулируется с помощью периодических кампаний по массовому уничтожению — санкционированных потрав и отстрелов. Как альтернатива используется практика ОСВ (например, в Индии), ее цель — обуздать рост числа собак и вакцинировать их от бешенства. Система приютов в таких условиях неэффективна.

Владимир Рыбалко отметил, что есть страны, в которых практика безвозвратного отлова соседствует с ОСВ — это страны Балканского полуострова и некоторые страны Латинской Америки. Зоозащитники здесь выступают против эвтаназии животных,однако предлагаемый ими метод ОСВ по сути не решают проблему.

«Такая страна, как Румыния, на протяжении последних 20 лет неоднократно обращалась к опыту ОСВ, но так и не достигла успеха», — подчеркнул Владимир Рыбалко.

Россия, по его словам, относится к группе стран с европейским стилем содержания собак, но с некоторыми поправками в виде самовыгула животных, особенно распространенного в сельской местности, и скоплений собак на территории некоторых предприятий и организаций.

«Объективно наблюдается картина постоянного увеличения числа приютов и пунктов временного содержания в городах России, как создаваемых по решению властей, так и по инициативе зоозащитников […] Официально же, на фоне отсутствия общенациональной политики в отношении безнадзорных животных, регионы сами пытаются нащупать пути решения проблемы. Часть идет по европейскому пути,придерживаясь безвозвратного отлова и системы передержек (Москва,Екатеринбург), часть по азиатскому пути, вводя ОСВ как основной метод (Санкт-Петербург, Мурманск)», — отметил эксперт.

Он также подчеркнул, что некоторые города не раз меняли стратегии в отношении проблемы безнадзорных животных (Нижний Новгород, Ростов-на-Дону). Проследить эффективность того или иного метода можно на примере Москвы, где с 2001 по 2008 года проводили ОСВ, а с 2008 года перешли на стратегию безвозвратного изъятия животных в приюты.

«При ОСВ численность [собак] возросла в полтора раза. При изъятии в приюты — снизилась в несколько раз. Чиновники говорят, что снижение произошло в 15 раз», — отметил спикер.

В качестве рекомендаций эксперт отметил необходимость работу по профилактике безнадзорности — введение регистрации собак с их идентификацией, пропаганда стерилизации, борьба с бесконтрольным выгулом собак, обеспечение контроля государства. Кроме того, по его мнению, необходимо создание, поддержание и упорядочение пунктов временного содержания и приютов и переход на безвозвратный отлов как основную стратегию работы с безнадзорными собаками.

Close